Учебные материалы


Михаил Веллер Кассандра - страница 32



Карта сайта rxoplata.ru 1 ... 29 30 31 32 33 34 35 36 37

II

1. Президентские выборы 1996 го года, сохраняя видимость демократической формы, включали весь набор грязных технологий. Использование огромных частных средств. Тотальный информационный прессинг. Использование всего государственного ресурса в пользу одной стороны. Нарушение административных и уголовных законов. Срочное создание «отвлекающих» партий и денежная их накачка для отсасывания голосов у коммунистов. О честной борьбе и равных условиях речи не было. И только так, с огромным трудом и минимальным перевесом, сумели отстоять власть от коммунистов, которые «по честному» выигрывали безоговорочно. О чем это говорит? Первое: приватизация «по Чубайсу» явила свою правильность. Класс крупных хищных собственников, борясь за себя, мобилизовал средства и силы, которых не было у государства. Второе: демократы радостно поддерживали недемократичность – инстинкт самосохранения возобладал. Коммунисты шли к власти демократическим путем  и прикончили бы демократию в представлении демократов. То есть: ради сохранения демократии демократы готовы временно побыть недемократами. Демократы согласны на недемократию, но только для своей пользы – как они ее понимают. Третье: у тех, кто хоть что то понимал, рассеялись демократические иллюзии. Демократия – это не власть народа. Глупости, граждане, не принимайте этикетку за химический анализ. Демократия – это политическое устройство, при котором каждый имеет равное право голоса. И только на этапе выборов руководящих органов. Все? Все. А уже дело политиков – выманить у граждан их голоса, навешать им лапши на уши, напеть песни сирен, обольстить и запугать. И отработаны технологии, и высококвалифицированные психологи, рекламщики, пиарщики и имиджмейкеры – создавшие фирмы и гребущие за услуги неслабые деньги – зомбируют массы и превращают их мозги в пюре. Четвертое: в опасениях реставрации коммунизма правительство Ельцина Гайдара Чубайса было абсолютно право. Смена систем всегда сопровождается спадом производств и, по прошествии эйфории низвержения системы, недовольством масс и желанием сиюминутных социалистических преобразований: дать всем все! Пятое: заботиться о недопущении реставрации придется еще долго. Пока новая система не сформируется толком и не войдет в силу. 2. Демократия – не самоцель, не фетиш, не догма и не символ веры. Демократия – всего лишь устройство, механизм. Ее назначение – устройство хорошей жизни гражданам: жизнь, безопасность, здоровье, благосостояние, свободы, образование, труд. В чрезвычайных уcловиях – война, революция, пандемия, стихийное бедствие – демократические нормы должны предусматривать делегирование самых широких полномочий конкретным органам и лицам. Если в чрезвычайных условиях демократия не ограничит сама себя – она сама себя погубит. В условиях войны ограничивается доступ вражеской пропаганды (нарушение свободы слова). Эпидемия и стихийное бедствие – нарушение свободы передвижения. Запрет фашиствующих партий – нарушение свободы политических организаций. Вор в тюрьме – нарушение его свобод. И т.д. 3. Развал страны, повальная коррупция и воровство, обнищание большей части неселения, снижение продолжительности жизни, сокращение населения, массовость преступности при бессилии закона – это не чрезвычайно положение? Когда частные энергетики отключают электричество ракетчикам и радиолокаторщикам – положение становится чрезвычайным. Это ЧП. Это тревога. Как известно, умного судьба ведет, глупого тащит. Или демократия обдуманно и рассчитанно ограничит сама себя – или она ограничивается силовым образом. Циклический закон, товарищи. Правда, есть еще третий вариант: развал страны на части – но только не ждите, что на этих частях вот так сразу будет демократия. Будут воры и бандиты, ставшие губернаторами и президентами. 4. Некоторые даже «серьезные» политики полагают (не оглашая официально), что разлом России на «цивилизованного европейского размера» части будет только к благу населения. Черт с ней, с имперской державностью, лишь бы люди получше и свободнее жили. Представление это идет от глупости и неграмотности. Во первых, в меньших независимых государствах мгновенно возникнет вся аппаратная структура государства со всеми прелестями переходных периодов: кумовством и коррупцией, поднятыми с регионального на государственный уровень. Прессовка народа только усилится. Разросшийся аппарат съест налоги, наука и культура только опустятся еще ниже. А демократия наступит нескоро, если вообще возникнет она, а не восточные сатрапии. Во вторых, государство – это система, и возникает система не для того, чтобы сделать хорошо людям, а для того, чтобы быть сильной и решать собственные задачи: жесткая структуризация, мощь, экспансия. Новые маленькие государства ну бросятся ублажать граждан? Если бы. Новые государства станут укреплять себя первым делом, влезать в займы, попадать в кабалу, скачивать через верхушку деньги за границу (на всякий случай). Можно подумать, что люди в Германии или России периодов раздробленности жили лучше, чем в централизованном государстве. Своя власть грабила и воевать с соседями посылала. А потом приходил Иван Грозный. А как же живут сегодняшние маленькие европейские государства? Во первых, за каждым из них – история многовековых кровавых войн. Во вторых, сегодня они дышат и жуют только за счет европейского и мирового равновесия. Большие дяди договорились между собой и поделили карту – дали им дышать. А равновесие это утрясалось долго и крови стоило много. Разделите сегодня Россию – и не дай вам Боже увидеть, какой ценой и в какие сроки устанавливается равновесие отдельных частей там, где эти части отдельными не были со времен Чингиза и Ермака. 5. Россия в 2002 году – слабое государство. Бюджет нищ. Жизненный уровень низок. Уровень производства низок. Армия нища. Закон аморфен и механизм его исполнения слаб и неэффективен. Практически все, чем Россия располагает – еще осталось от империи СССР. При этом территория велика, запасы полезных ископаемых велики, ресурсы водные, почвенные, лесные – велики, народонаселение – велико. То есть: слаба система. Качественного материала достаточно. Более чем. Недостаточно умение им распорядиться. Что для России традиционно. Между объемом владений, возможностью ими распорядиться и силой системы существует пропорция, мера. Если система пытается держать боль1ие, чем может переварить – ей грозит дальнейшее ослабление за счет перенапряжения центростремительных связей. Василь Иваныч, брось чемодан: гадом буду  утонешь. Если сил не хватает на все – их следует концентрировать на главном. Пожертвовать тем, что все равно нельзя долго удержать, и извлечь из этого максимальную выгоду – и сосредоточиться на том, что можно и необходимо удержать. (В начале сов. власти умные, образованные, циничные и жесткие большевики знали, что делали, отдавая территории налево и направо – но сохраняя и укрепляя систему. Да поначалу почти никто не верил, что их власть долго удержится. Удержали.) 6. Курильские острова. Вопрос не в том, отдавать их Японии или нет. Вопрос в том, насколько долго их еще удастся удержать. Китайская экспансия на Дальнем Востоке и в Приморье – объективная реальность. Китайцы инфильтруются сквозь границу миллионами. Поселки, районы, леспромхозы, торговые сети, импорт ширпотреба и экспорт леса, пушнины, морепродуктов, рестораны и организованные преступные группировки. Численность Китая – миллиард. Численность населения противостоящего Китаю восточного региона – десять миллионов. Разница в сто раз. Экономическое и демографическое давление раньше или позже переходит в политическое. Прорисовывается косовский вариант: с продолжением тенденции количество китайцев и русских в регионе сравняется, и они поставят вопрос о культурной автономии. И т. д. Мы получим в соседи Великий Китай если не до Урала, то до Чукотки и Енисея. А пятьдесят – сто лет – миг для истории. Япония – наш исторический союзник в регионе. Япония всегда противостояла Китаю. Япония малочисленное и не выходит в сверхдержавы. Сегодня Россия не имеет с Курил ничего, кроме проблем и расходов. Нет денег и людей освоить их, поднять, получать пользу. Сегодня то японское правительство, которое сумеет вернуть стране Курилы, получит на этом колоссальный политический капитал. Сегодня Япония готова на большие расходы и шаги навстречу России ради получения (своих, в сущности) островов. Концессии, займы, кредиты, вложения капитала, получение технологий, выгодные условия для экспорта леса и энергоносителей – это Россия может получить сегодня в обмен на Курилы. И на эти деньги поднять регион. (Только сначала почистить в своем доме, не то разворуют все.) Когда через полета лет, при сохранении существующих тенденций, регион «окитаится» явочным порядком – острова отпадут сами собой. Безо всякой для России выгоды. При сегодняшнем сохранении Курил – убытки будут и впредь. Отдать за деньги сегодня, чтобы не отдать задаром завтра. А извечный враг Японии – Корея. Параллельно с курильской сделкой  корейские концессии, предприятия, контракты. Япония с Кореей будут препираться всегда – что ослабит позиции в регионе каждой из них и облегчит возможности России продавливать политику в своих интересах. Дружить с Японией и Кореей против Китая, блюдя свою выгоду. Перекрываясь ими против китайского давления. Сегодня удержание Курил ослабляет Россию, а умная отдача – укрепляет. 7. Калининградская область. Она же Восточная Пруссия во главе с городом Кенигсберг. Очищена от коренного германского населения и заселена советскими колонистами, заставлена советскими военными базами после Второй Мировой Войны. Была житницей Германии. Кормила хлебом, рыбой, яблоками всю страну. Развитая инфраструктура, добротные постройки, дороги, порты. Хороший климат, плодородные почвы, песчаные пляжи. Где тот хлеб? Где та рыба? Что идет через те порты? Кто отдыхает на тех пляжах? Прибалтика отсекает область от России. Область бедна, как и прочие. Хозяйство в упадке, и подъема не предвидится. Счастливы служить рынком дешевой рабсилы для Германии: сборочные цеха, привет из третьего мира. Население малочисленно и продолжает сокращаться: отрицательная рождаемость и положительная уезжаемость. Законтрактоваться на западное судно – завидная доля моряка. Ввозить все товары куда выгоднее из Польши. Спекуляция старыми автомобилями. А немцы – прицеливаются, наезжают, дедовские дома высматривают. Что имеет Россия сегодня с Калининграда? Самой бы прокормиться. Базы флота? На флоте жрать нечего, топлива нет на учения ходить, денег нет за электричество платить – а корабли стареют каждый день, и еще через десять лет будут рухлядью, для войны непригодной, да и никто уже на ту войну всерьез не рассчитывает. Сменилось соотношение сил, сменилась доктрина. Чего на нас нападать, мы и сами себя неплохо уничтожаем. Может, народ скандирует на демонстрациях: Россия навеки, не смейте нас отдавать? Народ только и судачит, что в германской аренде цивилизованно бы жили и благополучно: у немцев иммигранты турки и курды живут лучше, чем в Калининграде натуральные граждане. А что, собственно, так уж мешает сдать Калининградскую область Германии в аренду на 99 лет? Оговорив протокольно все права проживающих там русских? Для Германии это будет великий праздник, а немецкое правительство, опять же, дивиденды снимет огромные. И деньжат в разнообразных формах отсыпать Германия готова за это немало. И убытки превратятся в прибыль. И Германия поднимет же край, с которого Россия будет иметь оговоренную долю. Иначе – область все равно тихо отплывает в западную зону влияния. Безо всякого для страны толка. 8. Вот есть две маленькие мусульманские кавказские республики. Одна просит: большой русский брат, прими нас в свой общий дом, мы хотим жить с тобой, мы ваши друзья. Вторая говорит: русские собаки, идите прочь, всех перережем, умрем, но не сдадимся. Первой отвечают: нам вас не надо, живите как раньше. Вторую под автоматом за волосы тащат к себе, утирая кровь с рук. Это – Абхазия и Чечня. Такая политика добром кончиться не может. Абхазия – это курорты высшего мирового класса и черноморские базы флота. И никогда Абхазия в составе Грузии не была, за исключением условного советского административного деления. И исконно абхазы враждовали с грузинами. Чечня – это, конечно, нефть. Но сидят на той нефтеносной земле природные бойцы, отпетые головорезы, которые режутся с русскими двести лет и ненависть эта перешла на генный уровень. Узлы, ясно дело, там запутанные. За Абхазию Грузия крик поднимет страшный, и мировое сообщество ее поддержит. Так давайте внятно посчитаем последствия: что нам с той Грузии и что реально может сделать, при всенародном волеизъявлении Абхазии, пресловутое мировое сообщество? И сколько грузи нов, если строго соблюдать закон, подлежит высылке из Москвы и всей России на родину, где им сегодня кормиться нечем? И что теряет Грузия при разрыве отношений с Россией, и как ей будет житься на том беспокойном Кавказе, меж Турцией и Чечней? И не дешевле ли обойдется вколотить границу по Тереку и отделить затеречную Чечню: пусть живет, как может, и грабит других соседей, не русских? Хотели свободы – пусть имеют и те, и другие. Их проблемы, в конце концов. Война в Чечне может длиться десятилетиями и истощать бюджет, и поставлять бандитов из дембелей, которые оказываются никому не нужны на гражданке. Не можете уничтожить, выселить, покорить? Отпускайте. Нам говорят: пойдет эффект домино, продолжится развал страны. Он скорее продолжится, если страна будет истощаться в этой войне. Другого такого народа, как чеченцы, в России нет: кто вам еще такую освободительную партизанскую войну затеет, якуты? Отдели то, что само отчаянно отделяется. Включи то, что само просится. Фига. Безволие – и категорическое нежелание обнародовать или хоть вообще иметь какой то долгосрочный план развития страны: что будет с Россией через 20 лет? через 50? через 100? Это что: жизнь сегодняшним годом? 9. Есть политика декларативная и есть реальная. Так следует – для себя – признать: никакого права наций на самоопределение не существует. А существуют большие дяди, которые в 45 м году поделили карту мира. И позднее подтвердили: чур чура, кому что досталось – не менять, пусть так всегда и остается. Навечно. А кто недоволен – по тыкве ему! по чану! по дурной головушке! Когда мы боролись за независимость – мы были патриоты. А когда они сейчас – они сепаратисты. Бяки. 10. Ничего вечного в мире, как известно, нет. В том числе и вечных границ. Граница может изменяться двумя путями: мирным – и военным. Мирный предполагает: всестороннее исследование предмета двусторонними комиссиями; привлечение историков, этнографов, политологов, социологов; обращение к третейскому судье, в роли которого могут выступать международные организации; проработку нескольких основных самых возможных сценариев развития событий; предварительное составление планов изменения границ с максимальным учетом интересов и прав обеих сторон; выработка механизма изменения границ с учетом деталей и определением этапов. При отсутствии таких предварительных действий граница изменяется военным путем – со всеми вытекающими из военных действий последствиями. На деле граница всегда изменяется под давлением силы, и степень изменения определяется балансом сил. Намерение сдерживать все существующие границы до последней возможности ведет к «перегреванию пара в котле» и стихийным выступлениям. Карабах, Абхазия, Чечня отнюдь не исчерпывают список навсегда. Или Россия и ее соседи выработают механизм мирного передела спорных границ – или в будущем это чревато неизбежными вооруженными конфликтами. Третьего не дано. Живые страны – не мамонты в вечной мерзлоте, раз и навсегда территориально не консервируются. 11. Бездарная потеря Крыма и Харькова не будет забыта Россией никогда. Утрата ценнейших территорий, освоенных и заселенных русскими, реально ослабила страну и была воспринята как несправедливая. Со временем, по мере изменения балансов сил и союзов в Европе и мире, политически не оформленные претензии России на эти территории могут перейти в открытую форму. Эта возможность отдаляет Украину от России и заставляет ее искать союзов с Западом для возможного противостояния России. Запад, заинтересованный в ослабленной, упорядоченной на более низком, чем ранее, уровне, зависимой России – в этом «загнанном внутрь» конфликте безусловно на стороне Украины. Но. Продукция сельского хозяйства и промышленности Украины Западу не нужна. Всемерная же экономическая интеграция с Россией и восстановление всех связей, при обоюдной выгоде, увеличивает зависимость Украины от России. Что в интересах России сегодняшних и завтрашних. 12. Белорусский народ никогда не противопоставлял себя русскому. Отделение и выделение его на политическом уровне определялось не более чем политической конъюнктурой. Очень ограниченный национализм носил сектантский характер и был скорее формой антигосударственного протеста. Сиюминутная экономическая невыгодность для России объединения с Белоруссией, которая беднее – момент преходящий. А стратегическая, политическая и психологическая выгодность этого союза и его перспективность – это моменты очень долгосрочные. Воссоединение с Белоруссией отвечает потребности системы в усилении, укрупнении, экспансии – не требуя при этом дополнительных затрат сил на удержание части при себе. Естественные отношения России и Белоруссии скорее центростремительные, нежели центробежные. Этот союз усиливает систему. Железо куют, пока горячо. Продолжать искусственное разъединение  ошибочно и вредно. Выгоды экономической интеграции нарастут быстро. Внутриполитические дивиденды объединения могут быть очень велики. Противники объединения непреодолимой силой отнюдь не выступают. Чего ради продолжать дробить себя? 13. ^ Колонизуемые в конечном итоге всегда съедают колонизатора. Давление метрополии способствует формированию в колониях характеров выносливых, цепких, живучих и предприимчивых. А богатства метрополии, сосредотачиваемые прежде всего в столице, привлекают самые активные характеры размахом возможностей и перспектив. Закаленные лишениями, в поисках лучшей жизни и готовые на черную работу, самые активные элементы вчерашних колоний переселяются в метрополию и ищут кратчайших путей к преуспеянию. Национальные землячества и этнические мафии растут, богатеют и усиливают свое влияние. Процесс этот объективен и неостановим. Россия, как и весь евро американский мир, столкнулась с новым Великим Переселением Народов и замещением этносов. Перемещение идет с юга и востока на север и запад. Как минимум это должно быть констатировано. Замещение происходит в условиях более чем честной конкуренции. Иммигранту для выживания, укоренения и подъема приходится обладать большим запасом живучести, чем аборигену. Не то беда, что пущенные на поселение в Ставрополье турки месхетинцы стали брать землю в аренду и нанимать местных русских в работники. А то, что русские не стали брать землю в аренду и нанимать пришлых турок для ее обработки. И кто виноват? Если тенденция продолжится на нынешнем уровне (а предпосылок к изменению пока не видно) – через сто лет русские будут меньшинством в Москве и в России в целом. Нет нет, мы не ксенофобы, но перспектива исчезновения своего народа радовать ведь тоже никого не может. Возможные попытки контроля над этим процессом имеют три аспекта: рождаемость, конкурентность и преступность. 14. Спад рождаемости ниже уровня воспроизводства отнюдь не следствие обнищания России. Как раз в самых нищих странах усиленно размножаются. А депопуляция – беда всех «белых» стран сегодня, при всем их процветании. (Об этом – в другом месте книги.) Это аспект старения этноса и замена биологической формы экспансии в окружающую среду на форму научно техническую, вещественно материальную. Закаты всех цивилизаций сопровождались снижением рождаемости. А заметное, иногда в несколько раз, уменьшение населения циклически происходило в самых разных странах на разных этапах их развития – будь то эпидемии или войны. Стимуляция рождаемости, о важности чего говорят так часто, невозможна без: первое: снятие доминанты с материально властного преуспеяния, статус главной престижной ценности в обществе не должен бы закрепляться за деньгами, дети ну главнее же денег; второе – ясен день, создание системы материального поощрения– и налоговых льгот: иметь детей должно быть экономически выгоднее, чем не иметь, экономить на детях – лишать страну завтрашнего дня; третье: категорическое ограничение «прав сексуальных меньшинств», как ни «антидемократично» это сегодня звучит – нельзя приравнивать ошибку природы и извращение к норме, когда речь уже идет о вырождении популяции; четвертое: жесточайшая борьба с наркотиками, выбивающими из жизни уже серьезный процент молодежи; пятое: создание, пропагандирование, насаждение культа здоровой многодетной семьи; шестое: снимайте деньги с чего угодно и вбивайте в медицину, поднимайте уровень и престиж профессии врача. Не нравится – вымрете. 15. О конкурентности. Если кто не умеет, не может, не хочет работать лучше и больше соседа – ему ничто не поможет. Раньше или позже сосед его затенит, подомнет, придавит, поглотит, заставит работать на себя. Иммигрант поднимается за счет того, что согласен на любую работу любой продолжительности. Труд – любой – должен иметь этическую ценность, вплоть до культовой. Глумление над трудом, невыплаты и без того нищенских зарплат, в то время как деньги прокручиваются банками или уводятся через цепочки посредников – по сути, это уничтожение нации. Чиновничьи сети на путях прежде всего мелкого, честного, наивного предпринимательства – это уничтожение нации. Обирание монополиями низовых производителей – лишает труд смысла. Конечно, за годы советской власти желающих и умеющих работать людей изрядно выморили, воспитав покорных рабов. Но и многократные обворовывания всего народа в «новые времена» способны отбить охоту работать честно и много. Откровенно говоря, обитатель метрополии не вытянет честной конкуренции с закаленным, прошедшим дома «естественный отбор», жадным до новой лучшей жизни иммигрантом. Но если закон и весь порядок дел в государстве всемерно не стимулирует усердный труд аборигена – процесс замещения этноса заметно ускоряется. 16. Сегодня Россией правит криминал. Ну, скажем так: в немалой степени правит; в очень немалой; в очень большой. В этих условиях иммигрант "национал" имеет преимущество в виде национальной спайки. По сравнению с аборигеном он обладает дополнительной структурой: землячество какая ни на есть – а все поддержка; иногда очень серьезная поддержка. В конкурентной борьбе «национал» сравнительно спаян – русский сравнительно разобщен. «Национал» имеет то психологическое преимущество, что добра и справедливости от государства заведомо не ждет: он знает, что реально рассматривается как человек второго сорта – и рассчитывать может только на деньги, связи, силу и собственную изворотливость. Это помогает устоять и выжить. И за решением вопросов он обращается не в милицию, а к «крестному отцу». А чиновнику безразлична национальность взяточника: давал бы больше и держал слово надежнее. Пресловутая криминализация общества и набившая всем оскомину коррупция имеют и то следствие, что ускоряют и облегчают замену этноса. Уничтожение коррупции имеет среди прочих и аспект физического, этнического сохранения народа. 17. О физическом и этническом сохранении народа пытаются своими средствами заботиться национал социалисты, они же неофашисты, они же «Славянский Союз» («СС») и братские ему организации. Лозунги известные: здоровье и процветание нации, а для того – долой еврейско олигархический капитал, в здоровом теле здоровый дух, бей жидов и черножопых и т.п. О психологических корнях фашизма – см. отдельную главу. А чисто социальные куда как понятны: повальная бедность при роскоши воров, унижение народа и страны, беззаконие, вседозволенность как издержки демократии, подъем иммигрантов. Возникновение в таких условиях неофашизма логично, ожидаемо, прогнозируемо. Естественно предположить, что серьезные спецслужбы – а они России в наследство от СССР достались, и развал не вовсе их уничтожил – предпочтут сами спровоцировать создание таких организаций, «намотав» их на своих провокаторов. И уж как минимум имеют в них достаточно своих агентов. Следует знать, и следует контролировать. Не надо пускать на самотек то, что все равно возникнет. В феврале 2002 го года печать заговорила о встрече главы президентской администрации с лидером СС и даже строили гипотезы о финансовой помощи неофашистам. К чему стремятся эти штурмовики? Жесткая система, сильная рука, ликвидация демократии, силовые методы. Могут ли они в обозримом будущем взять власть? Пока это представляется невозможным. А что они могут? Навести шороху, пугнуть обывателя, привлечь симпатии люмпенизированных масс (а массы делами последнего десятилетия люмпенизируются стремительно) – и вызвать крики демократов о необходимости укоротить фашистов. Есть ли у государства возможности в одночасье ликвидировать этот – уже даже не эмбриональный, а вполне проклюнувшийся неофашизм, который не скрывается, но публично декларирует свои лозунги, шьет формы, собирается на съезды и вскидывает руки под красно бело черными знаменами? Есть, есть. Фашисты малочисленны, маловлиятельны и существуют «как бы вроде даже» не совсем и официально. Если неофашисты не запрещаются жестко, не разгоняются, не ликвидируются – значит, это кому то надо. Это просто. Штурмовики очень полезны для погромов и демонстраций – дабы все увидели губительность демократии и необходимость твердой руки. Самое полезное, что могут сделать неофашисты для сегодняшнего российского правительства – это устроить попытку эдакого как бы путча. Декларативную такую – больше треска и крика. Не столько явить угрозу, сколько изобразить. Во всех исторических обличьях штурмовики отличались повышенной горячностью и пониженной сообразительностью. Лично честные и откровенно агрессивные недоумки. Пушечное мясо переворотов. За то их в свой черед и ликвидировали жесткие правители, когда нужда в грязной работе чужими руками отпадала. Ликвидация фашистской угрозы – лучшее из оснований для ужесточения политического курса. Ну, чтоб необходимость ужесточения пуще приветствовалась. 18. Фашизм можно рассматривать как реакцию на ослабление системы – как одно из проявлений центростремительных сил к воссозданию системы в обновленном, ужесточенном виде. Территория уменьшилась. Большая часть колоний отпала. Население сократилось. «Ужесточительные институты» ослабли или вовсе ликвидированы. Противоречие между интересами системы и индивидуума уменьшилось. Совпадение интересов системы и индивидуума увеличилось: для защиты жизни и благополучия индивидуума усиление государства видится полезным и во многом необходимым. С уменьшением «массы и объема материала» центробежные силы ослабли, а центростремительные усилились – по сравнению с начальным этапом развала системы СССР. Происходит естественное усиление централизованной власти, противостоящей дальнейшему развалу. В 2002 году происходит «аппаратное усиление» государства, повсеместный прессинг центра – пока без каких либо кардинальных изменений в политике и экономике. Грядущие через два года очередные президентские выборы диктуют власти осторожность, взвешенность, легитимность действий – чтобы, через два года продлив полномочия законным путем еще на четыре года и повысив эффективность аппарата, перейти к более серьезным действиям по усилению системы. 19. Сегодня национализация (вернее, «ренационализация», возврат государству) естественных монополий не представляется возможной: они сильны, государство слабо, коммунисты живы, общественное мнение (в основном масс медиа) пока еще имеет какое то свое мнение – оно скорее против, и Запад против со своими инвестициями и блоками. Но если нельзя национализировать предприятие – то можно «национализировать» его директора. Подыскать для узкого круга руководства кнут и пряник. Компромат и личную выгоду. Видится логичным национализировать директоров сегодня, а монополии  завтра. Поддержка большей части населения обеспечена. 20. Правда, эту большую часть населения никто ни о чем не спрашивает. Демократическая пресса является демократической лишь отчасти. Свободная пресса по сути своей тяготеет к оппозиционности. Интеллигенция всегда оппозиционна. Зорко следит за злоупотреблениями власти, стремясь ограничить ее произвол. Эдакий противовес компенсатор. Кусачий пескарь – чтоб щука не наглела. Взятая сама по себе – свободная пресса скорее деструктивна. Нелицеприятная критика. Критикой единой жив не будешь. Конструктивна она лишь совокупно с властью – корректируя, проясняя, советуя, комментируя, протестуя (куда реже – поддерживая). Кроме того, свободная пресса коммерциализирована и нацелена на тираж: а читатель предпочитает катастрофы, разоблачения, низвержения, сенсации – негатив. Плюется, объевшись – но предпочитает. Пресса сыграла свою немалую роль в демонтаже старой системы. Поддержала демонтажников реформаторов. Пожила недолго прекрасными иллюзиями. В рыночных условиях стала нуждаться в деньгах и обрела владельцев. Снизила профессионализм и обзавелась новыми табу. Нельзя глубоко вдаваться в налоговые проблемы, потому что любой приличный журналист получает большую часть зарплаты не по ведомости, а черным налом. Рыльце в.пушку у всех. Нельзя глубоко вдаваться в проблемы коррупции, потому что нити ведут наверх, а никакой хозяин не хочет наживать врагов в Думе или Кремле – везде блоки интересов, врагов и так хватает, могут вообще перекрыть кислород. А могут вообще пришибить журналиста в подъезде или взорвать. Нельзя вообще сомневаться в устоях демократии. Интеллигенция не поймет. Да и будешь без демократии писать лозунги правящей партии, вообще не пикнешь. Нельзя, понятно, критиковать хозяина. Он подбирает людей, подходящих ему по взглядам, и может им не указывать ничего – пусть творят свободно, но сами понимать должны. Кормилец есть кормилец. Если он нечист – а кто чист? Жизнь такая. А что требуется власти, стремящейся усилить систему и переломить тенденцию к развалу? Власти, которая сегодня слабовата и имеет серьезных неофициальных конкурентов, с которыми делит реальное влияние на все происходящее в стране? Ей требуется поддержка прессы, в том числе и в непопулярных шагах, без которых не обойтись. И покусывать ее за ноги не надо – ножки и так подгибаются. Нормальный конфликт власти и свободы слова. Вот только положение в стране ненормальное – еле дышит. Власть хочет консолидации. А пресса не хочет диктатуры. И обе правы. Со скорбью констатируем, что на этапе необходимого усиления слабой системы власть может быть только жестко централизованной, а свободы прессы – неизбежно ограниченными. Чисто теоретически: власть может подавить преступность и развал без прессы – по сводкам ГРУ и ФСБ. Но пресса не может справиться без власти с этими задачами никаким каком. Есть ситуации, когда опасность диктатуры предпочтительнее опасности развала. Впрочем, история не спрашивает, что предпочтительнее. Мы имеем то, что имеем. Власть будет продолжать ставить прессу под государство. И правота объективного хода вещей на ее стороне. (Заметим в заключение, что даже в такой уже навязшей проблеме, как отключение энергии оборонным объектам, пресса ни разу не попыталась докопаться до корней: как именно кроится бюджет Минобороны, какие суммы планируются на энергоплатежи, сколько процентов от запланированных сумм реально поступает армии – и на сколько процентов планируемые и реальные платежи покрывают реальные счета энергетиков, и о чем думает Минобороны, если не на сто – и каков механизм ценообразования энергетиков, каковы их прибыли и убытки, и как гоняются их деньги, как прячутся их прибыли и из каких денег складываются миллиарды долларов на счетах владельцев компаний. В офицерских квартирах нет отопления, зато у нефтебаронов есть дворцы на лазурных берегах.) 21. И прессе, и власти трудно без национальной идеи. Дайте нам идею! Не дают. Долго отрыгивали советскую идеологию – и осознали, что вовсе без идеологии тоже плохо. Хочешь? А – нету. И ведь тужатся. Что такое идеология? ^ Это наличие идеала, взывающего в действию и достижению общей цели . Единость надличностного идеала, предполагающего скоординируемые действия в практической сфере. Сумма убеждений как ориентир в действиях. Можно сказать и иначе: ^ Идеология – это установка на задачу . Но задача должна иметь надличностный характер. Не только чтоб было чего ради трудиться, терпеть лишения или даже жизнью пожертвовать. А чтоб это было нужно не только тебе одному – а многим. Украсть или даже заработать миллион и на него хорошо жить еще не может быть идеологией. Бандит, пристреленный в разборке конкурентом из за неподеленного миллиона, жизнь за свою цель отдал, но идеологии не имел. Жизненные воззрения бандита нас не устраивают. (Хотя прижились.) Идеология – это ценность системная. Жила бы страна родная. Нет бога кроме Аллаха. Несите бремя белых. Смерть или победа. Идеологический кризис – отражение системного кризиса. Что делать? Куда идти? За что бороться и что строить? В чем цель моей жизни – в банковском счете? К чему прикладывать силы душевные – к грызне за личное место под солнцем? Идеология потребительства, консьюмеризма, работает в укрепившейся и стабилизировавшейся на высоком уровне системе: все хорошо, права сытой личности, поддерживай статус кво, не то будешь бедным и больным. Это предвестник спада и угасания системы – велик и богат Рим, могучи легионы, но пороки уже подточили нравы, нечего больше захватывать, поднимать и создавать, и тайно зреет в пещерах христианство, и пасут в дальних степях коней варвары. А если ты уже бедный и больной – что тебе консьюмеризм? Хапануть лимон или свалить в богатую Америку, пока хозяин до голодной смерти не довел, чиновники соки не высосали, бандюк не ограбил и государство не кинуло – вот и весь консьюмеризм. Только злокачественный идиот может купиться в сегодняшней России на сказочку типа «американской мечты» – всего достигнуть собственным честным трудом, тогда и повезет. Циничный смех будет ответом лектору. Каких целей мы сегодня заведомо лишены? Экспансии. Войны за независимость. Построения единственного в мире справедливого общества. Классовой борьбы, слава те господи. Непримиримой борьбы с прочими внутренними врагами, восходящей до статуса общенародного движения (евреи, мусульмане, коммунисты, фашисты, атеисты, христиане). Клинический прогноз: неблагоприятный. То есть: мы не имеем задачи, к которой можем «прицепить» идеологию. И не имеем условий, к сохранению которых можно, за неимением лучшего, «прицепить» ее же. ^ У нас нет базы для идеологии. Вот в чем беда. На уровне идеологии как отражения предметной действительности на уровне вседозволенности, аморфности, релятивизма – развал системы продолжается: сумма ингредиентов есть, но в систему они не собраны. Сегодня Россия является единым целым на уровне предметного, материального единства (включая лингвистическое и национальное) – но на уровне духовной и идеологической системы она почти не не существует. «Почти» означает на грани распада, в зыбком равновесии медленно сползая к развалу. А у кого сегодня идеология явно есть? У фашистов. У исламских радикалистов. Ненавидь – но пойми. Уничтожь – но пойми. Это люди идеи. Люди крупной задачи и крупной цели, люди борьбы. Более того. Когда российские солдаты проводят зачистку в чеченском селе – они обладают идеологией. Милитаристской, шовинистической – но идеологией. Есть враг, есть смерть, есть война, есть категорическое стремление выжить и победить в конкретных боях. А потом они демобилизуются и остаются без идеологии. 22. Хочешь идеологию? Поставь задачу. Характерно, что за десять последних лет никто в России так и не смог сформулировать: куда идем? Какой видится страна через десять, двадцать, пятьдесят, сто лет? Размеры, строй, национальный состав, жизненный уровень, приоритетные отрасли экономики, стратегические союзы? ^ Пока не будет внятной политической и экономической концепции, внятной перспективы – никакая идеология невозможна . Пытаться создать идеологию сегодня – ставить телегу впереди лошади, которая еще не родилась. 23. Польза реставрации православия понятна и несомненна. Но как только мужику предлагают Богу молиться – в травматологию очередь с расшибленными лбами. Как только на телеэкране очередной матерый парт секретарь в рыночном костюме елейно извещает о своей «истинной вере» – порядочному человеку хочется объявить себя атеистом. Репортажи со служб в храмах ведутся с дикторскими интонациями советских военных парадов. Когда все дружно, по команде, строем, прекращают петь «Интернационал» и идут к святому причастию – это унизительно. Это компрометирует идею. Вера существует для души, а не для демонстрации. Не то получается стриптиз вместо интима. А стриптиз – не убеждает, это такая работа. Как бы тактичнее объяснить вчерашним коммунистам, запрещавшим и чернившим христианство, что ну не гоже им сегодня демонстрировать свою рьяную религиозность? Что Бог живет в душе, а не в телевизоре? Что это производит впечатление, обратное желаемому – фальшивое и отталкивающее? Что нехудо бы Церкви отмежеваться как то от оптовой торговли алкоголем и табаком в лихие девяностые? Ну всем же ясно, что перехлест ведет к противоположным результатам. Ну так? 24. Перехлест в пропаганде личности президента Путина как минимум преждевременен. Эти портреты, календари, майки, буквари и экскурсии. Слишком недавно он был подполковником, и заместителем мэра, и никому за пределами рабочего круга не известным человеком, и слишком недавно стал президентом, и ничего судьбоносного для страны не успел еще на сегодня сделать. И слишком известен подлый сервилизм российских чиновников. И слишком свежа память о культе генсеков. Массе, конечно, нужен вождь, но не так же бестактно и поспешно. С таким количеством услужливых дураков и враги ведь скоро не понадобятся. Для имиджа президента сегодня невредно было бы как то ненавязчиво, но все таки публично отмежеваться от идиотских кампаний и даже изобразить порицание рьяным сверх меры такта доброхотам. Явить скромность и пресечение наивных попыток – ну не культа, неуместной лести, что ли. Это нравится. Это повышает рейтинг. 25. Народ – он, конечно, хочет батюшку. Чтоб крут – но справедлив. Без крутизны с нами нельзя, мы такие, это мы одобрям. А без справедливости вовсе уж захирели и обезнадежили. А справедливость – это прежде всего: виновных, батюшка, найди и примерно накажи, публично, всем в пример. А хороших людей награди, тоже примерно. А самые ну непереносимые же несправедливости – обещай исправить сегодня же, и хоть что то да исправь прямо завтра. Вот и весь вечный популизм. Когда товарищ Сталин сажал вредителей, он понимал в психологии масс. А равно когда с героями труда фотографировался. Очередное «награждение группы работников» в Георгиевском зале впечатления не производит. Стране нужны герои – хоть ты тресни. Тотальная дегероизация девяностых дала гниловатые плоды. Найти фермера, сделать Стахановым, пустить по всем газетам. Найти раненого оперативника и сделать ему головокружительную публичную карьеру. Утопить «Челюскин», но челюскинцев спасти под всенародный гром! Где Министерство пропаганды?! Нерадивого и наглого гаишника судить публично и наказать беспримерно  сколько радости людям! Таможенника не просто посадить – а под овации масс вокруг тюрьмы! Дзержинского на вас на всех нет. И серийному убийце, маньяку и садисту, жизнь сохранять – это очень вредно для веры народа в справедливость. Народ такое государство не любит. (См. отдельную главу «40 тезисов…».) Кто разворовал деньги на строительство и построил негодный дом? Виновного найти и посадить с конфискацией. В телевизоре его сажать. Кто сорок лет учил детей за нищенскую зарплату, даже ее по полгода не получая? Найти, наградить, озолотить, прославить. Что за страна – с элементарными вещами справиться не может. 26. Государство стоит на трех китах: армия, полиция, дворцовый аппарат. Конкретнее: армия, милиция, спецслужбы. Треножник, опора, скелет, несущая конструкция. Не ново. Каков скелет – так на нем все и держится. 27. О спецслужбах. Из дискуссий, публикаций и телепередач возникает впечатление, что в стране было два КГБ. Один расстреливал невинных по подвалам, уничтожал миллионы граждан, пытал патриотов, держал в ужасе страну и не отмыл рук от крови. Другой ловил шпионов, раскрывал заговоры, выведывал вражеские военные секреты, жертвовал жизнями своих безвестных героев и спасал страну от гибели. Почему то оба были на Лубянке. И никак не поворачивается у ответственных лиц язык, чтобы публично заявить: да, и палачи были, и герои были, и совмещался нередко рыцарь и мясник в одном лице самым трагическим образом. Никак не получается отделить покаяния от очернения. Очищения от низвержения. Рыцари разведки в белых перчатках от ПГУ, душители свобод из «пятерки» и топтуны из «девятки» валятся в одну кучу, и стоят над той кучей благородный Феликс и мерзкий Лаврентий. Увы: между спецслужбой и народом всегда должна быть дистанция, и заполняется та дистанция недоверием, неприязнью и отчуждением. Чтоб не снюхались и мышей лучше ловили. Таковы законы системы. И все приличные руководители это всегда знали. Самокритика лучше критики. Для оформления положительного имиджа спецслужбиста очень невредно для ФСБ, скажем, кое в чем покаяться, отмежеваться, назвать имена и факты и без того известные и даже побиться несильно головой об стенку. Но чекист так заботится о чести мундира, что иногда не замечает отсутствия под ним штанов. А без штанов плохо насчет авторитета. Спецслужба должна иметь самоуважение, прокорм и смысл работы. Усиление системы невозможно без усиления спецслужб. Они то в этом и так убеждены, но нехудо и некоторым другим осознать. 28. Преступники милицию не боятся, но на мирных граждан она страх наводит. Нищенскую зарплату приходится как то пополнять из карманов налогоплательщиков напрямую, без посредничества бюджета. Ну, и бандюки с торговцами отстегивают. А как жить? Почему в цивилизованных странах так мало дорожных полицейских, а у нас не продохнешь от гаишников? При этом машин на душу населения у нас все таки меньше, а аварий – больше. Потому что их дорожно патрульная служба содержится на выделенные муниципальным или федеральным бюджетом средства, а бюджет не резиновый. А наши гаишники не только сами кормятся на асфальте, но и наверх бабки отстегивают, кормя всю пирамиду своего руководства. Поэтому западному руководству выгоднее иметь минимум полицейских, а нашему  максимум. Вот и весь ребус. Только опираясь на спецслужбы, можно навести порядок в милиции. Сократить и уволить массу дармоедов с асфальта. Передать эти деньги задыхающимся операм и следователям. Правда, это копейки. Вот милиционер ловит вора и везет в тюрьму. Вот через месяц откупившийся вор выходит. Что имеет мент? Ненависть к власти, обессмысливающей его труд. И пустой карман. Вот тот же мент ловит вора, берет взятку и отпускает. Следователь свободнее, в камере не так тесно, баланда сэкономлена, вор на своем месте без промежуточных хлопот, а мент с деньгами и без ненависти к власти. Все ли понятно? А если ловить жестче и не отпускать? А если давать милиции процент от выловленных и возвращенных государству средств? И немалый процент? И меньшую его часть – в бюджет МВД, а большую – непосредственно тем, кто ловил и сажал? А не лучше ли будет? А не появится ли стимул? А не кончится ли «крышевание» ментами тех, кого они должны сажать? Но охранять – за деньги, а сажать – бесплатно и «на минуточку». Ну должно же быть честным хотя бы не менее выгодно, чем нечестным? За равные деньги любой же предпочтет быть достойным, уважаемым и влиятельным. Если милиция берет деньги, а преступники продолжают свою деятельность – то пусть милиция берет те же или большие деньги, но при этом преступник садится, а остальные деньги идут в казну. Злоупотребления будут? Всяко меньше, чем сейчас. А других денег для милиции нам сегодня взять негде. 29. Кто не в силах прокормить льва – должен держать собаку. Ибо живая собака, как сказано, лучше дохлого льва и даже полудохлого. «Журналисты травят армию», – устало повторяют генералы. Это означает: «Публично говорят о гадостях, которые мы предпочитаем скрывать». Разговоры об армейской реформе идут десять лет. За десять лет армии создаются, выигрывают войну и распускаются. Мы буксуем в той же яме. Пугают огромными суммами, необходимыми на реформу. Это наглая ложь, рассчитанная на простачков. Норовят сплюсовать зарплаты контрактников и стоимость обновленных вооружений – и это вся калькуляция. «Денег нет!..»  стонет генералитет. Правильно стонет. Знает кошка, кто ее салом кормит. Даже сегодня, даже без перехода на контрактную систему, даже без вложений одной дополнительной копейки, в армии можно и давно необходимо улучшить чрезвычайно многое. Но сначала – о мотивации. Почему призывник идет в армию? Потому что иначе сядет в тюрьму. Выбирает меньшее из двух зол. То есть мотивация отрицательная. Служит под угрозой. Студент не хочет служить, чтобы времени жизни не терять. Допустим. А еще почему? А другим что не нравится? Дедовщина. Бесправие. Бессмысленность. Муштра. Дрянная кормежка впроголодь. Внутриармейская жестокость и хамство. Пещерные бытовые условия. Нищета. Беззащитность. Произвол начальства и «стариков». Здесь дело более в идиотизме и косности, чем в деньгах. На кресло в казарме и бифштекс на обед деньги нужны. На остальное нет. Можно плохо питаться и бедно жить, но все таки чувствовать себя человеком. Когда солдат вешается, или" забивается табуретом, или кладет из автомата караул – он делает это не от голода и не от щелей в стене казармы, и даже не от того, что офицеров мало. Но наша армия в отношении к солдату оправданно и мудро исходит именно из отрицательной мотивации: заставим! чтоб служба медом не казалась! Сделать так, чтобы солдат хотел служить, никому и в голову не приходит: какой идиот будет служить, если не заставлять. а) В чью светлую голову пришла мысль готовить сержантов из солдат срочной службы сразу после призыва? Салага с лычками приходит в часть из учебки, и его лупят «старики» – формально его подчиненные. Сержантские лычки – не значок специалиста. Сержант – это командир: он должен знать службу, иметь авторитет и наклонности лидера и пресекать любые попытки противодействия. Здоров, крут, беспрекословен. Любой солдат, но только обладающий этими качествами, через год службы может быть сержантом. А на «командирскую подготовку» достаточно пары недель – премудростей тут нет, а служба – она сама учит. И совмещаются сержант и «авторитетный дедушка» в одном лице. Неформальное лидерство делается формальным. Сколько можно плевать против ветра и зачем? В приличных армиях известие о том, что у нас сержантами делают салаг призывников, да без учета характера и физической внушительности, вызывает изумление. б) Дайте людям возможность нормально ходить в увольнения и носить там «гражданку». И чаще, чем раз в неделю. Гоните виновных в нарушениях хоть сразу в дисбат, чтоб тряслись заранее от страха быть наказанными. Но давайте дышать. Безвылазное пребывание в замкнутом коллективе с жестокими нравами ведет к агрессии и депрессии. Людишки звереют, нервы изматываются. Чем заняты так называемые «военные психологи» – тайна. И не аргументируйте «круглосуточную занятость» солдата требованиями расписаний, инструкций, дежурств и нехватки людей. Головотяпство все это. Войны, слава богу, нет, а занят солдат всякой чушью в основном. в) Товарищи командиры и генералы вплоть до министра. Солдат – это такой же боевой механизм, как любой другой: танк или ракета. Только главнее. И ему тоже нужны профилактика, текущий ремонт, обеспечение штатной смазкой и горючим. Задрюченный солдат – это видимость солдата, это вроде неисправного танка. Его тело должно тренироваться и отдыхать, нормально есть и пить, а душа должна быть на месте. Он может долго терпеть и функционировать, а потом забьет салагу, или дезертирует, или пристрелит вас. И виноват на самом деле не будет. Вы же не вините неисправный танк? Создание солдату человеческой жизни – это не гуманизм, не роскошь, не слюнтяйство и даже не забота о людях. Плюнем на людей! Это – необходимое условие боеспособности армии. Усталый, голодный, злой и замученный солдат сведет на нет всю вашу технику. Не дрючьте его все время. г) Сегодня во главе угла стоят муштра и показуха. Давно забыто, что строевая подготовка когда то, изначально, была важнейшей частью боевой: строй в бою держать надо было. Когда одеяла в казарме красиво натянуты на тюфяки, пол вымыт до блеска, взводные коробочки чеканят парадный шаг, а стрелять никто не умеет, окапываться не умеет, технику водить не умеет, бегают с пыхтеньем и подтягиваются два раза – командную вертикаль гнать из армии с треском. Учить надо воевать. Остальное – не столь обязательно. На что идут время и силы солдата? Вот на всякую ерунду. Ну, и при чем тут деньги? д) От бессмысленности своих ежедневных занятий солдат тупеет, звереет и считает дни до дембеля. Изгнание бессмысленности – это бесплатно. е) Вот есть атомный подводный ракетный крейсер. Он стоит сотни миллионов долларов. Много сотен. А вот есть бетонный пятиэтажный дом стандартной планировки на семьдесят квартир. Он стоит полмиллиона долларов. Дальше всем ясно. Бомбовозы строим, дома для офицеров – нет. Экономим. А как же! Планы ввода! Графики боевых дежурств! Категорически не хотят береговое жилье включать комплектующей в стоимость техники. Одна лодка равна стоимости жилья всего плавсостава флота? Отлично: строим лодку. Состав поспит в сопках. А что – уже война? Без лишней лодки потерпим поражение, сдохнем? В этой частности – все отношение к армии. Оттого и еле дышит. ж) На БТРах ездят сверху. Сидеть на броне неудобно, весь открыт – так зачем броня тем, кто весь открыт? Но сидеть внутри – и при попадании из гранатомета или наезде на мину внутри все покойники. И выскакивать из него мешкотно и неудобно. Срезать крышу и надставить двойное днище – это так дорого? Наварить противокумулятивные экраны – это так дорого? Во время Великой Отечественной аналогичные вещи делались прямо в полковых и дивизионных реммастерских. Да ни за что. Продолжаем штамповать свои коробки с сиденьями под крышкой. Доктрина полувековой давности. з) Зато генералов у нас больше, чем в любой другой армии. А для генерала нужно штатное расписание. А под штатное расписание нужны части, единицы техники, солдаты. Дать лишней половине генералов пожизненные зарплаты, казенные дачи и личные машины. А подчиненных из под них убрать. Намного дешевле обойдется. Ибо не один нормальный генерал не захочет сокращать армию вместе со своим местом. и) И офицеров у нас больше, чем в любой другой армии. Зато получают они меньше, чем в любой другой армии. Разве что, может, в Зимбабве меньше, не сверялся. И то вряд ли. Кстати, униженное хамской нищетой офицерство – прекрасный материал для переворотов. Не знаешь, чего в нынешних российских офицерах больше  терпения, патриотизма или забитости. Найдись сегодня в армии новый Георгий Жуков – не спать Кремлю спокойно. Лейтенанты увольняются из армии толпами – а чего ради так служить? А училища готовят новых. Нет денег на офицеров – так хоть не плоди! Деньги на ветер, жизни наискосяк. Все, что реально можно сделать сегодня для офицеров – это, во первых, резко сократить прием в военные училища и их число, и, во вторых, срезать деньги на технику и перекинуть на обеспечение уже имеющегося состава. к) И наконец, единственный разумный вариант – принципиально изменить концепцию размеров вооруженных сил. Не те деньги, что есть, растягивать на то, что имеем – а на те деньги, что имеем, содержать армию такого размера, который по карману. С мечтами о сверхдержаве и паритете военной мощи со США и НАТО приходится распроститься. Сие от нас не зависит. Таков объективных ход событий. Для сохранения целостности сегодняшней России и ее обороны от возможного агрессора армия в ее сегодняшнем виде и размере не нужна. Каждый день ее содержания продолжает истощать страну и озлоблять народ. (В качестве последнего примера боеготовности и духа. Невозможно отыскать в мировой истории случаи, когда офицеры продавали противнику оружие, а унтер офицеры – своих солдат в рабы. Такие вещи имели место исключительно в российской армии в чеченскую войну. Это уже грань трагедии и анекдота. Выводы – будут?) И самое последнее, мелкое, неважное, невинное, отравляющее жизнь. Армейская служба начинается с мата, ора и рыка в военкоматском дворе. Хамство – норма жизни. Лейтенант обкладывает х… солдата, майор  лейтенанта, полковник – майора. Архаичное сочетание «офицерская честь» способно вызвать только гогот. Идет это от верха – с маршалов и генералов вниз. И представляется всем естественным и чуть ли не единственно возможным. Может ли быть нормальным офицером тот, кто унижаем и материм любым, имеющим на звездочку больше? Жуков, конечно, и в морду генералам давал – ну так плоды созрели и теперь падают: Помогут здесь деньги? Надбавки за нормативную лексику, что ли? Это офицерский корпус – или переодетые парни из бомжатника? Когда то – стрелялись, на дуэли вызывали, из армии гнали. Ныне  утрется, козырнет, хлопнет водчонки, выматерится в сторону и рукой махнет. Делать что? А репрессировать неукоснительно, последовательно и беспощадно. А военным судам приказать (!) принимать иски о защите чести и достоинства – и карать. Не сразу поможет? Ох не сразу. Но воин, живущий в постоянном унижении начальством и даже переставший воспринимать его за унижение – это уже не воин. Это вооруженный раб в приказной системе. Все это не так невинно и наивно, как может показаться. В нездоровом теле – нездоровый дух.) 30. Государственная система сложна, и в переплетениях ее механизмов уловить тенденцию порой очень трудно. Составляющие государство подсистемы проще, функции их ограниченнее и определеннее, и в них тенденции проявляются очевиднее. По простому: посмотри, что происходит в армии – и станет ясно многое из того, что происходит в государстве. Например. К концу семидесятых большинство призывников было из Средней Азии и с Кавказа. Это что? Это ослабление славянского этноса в гос. системе. Это демографическое давление ислама. Это нарастание национального кризиса в империи. Это размеры и состав империи входят в противоречие с ее монолитностью: проявление кризиса системы. Это запрограммирование системы на экспансию истощает ее и тем готовит разрыв ее изнутри: для армии было бы полезнее быть меньше и единое – но тенденция к наращиванию суммарной мощи заставляет ее быть большой. Это уже сигнал: ребята, меняй геополитическую доктрину и модернизируй систему, пока не поздно, пока она еще держится. Сегодняшний развал армии, после десяти лет болтологии и общегосударственных реформ, означает: ребята, не льстите себе надеждами, что развал страны приостановлен. Внутренний процесс продолжается. Мы пытаемся сохранить больше того, на что хватает сил и средств. О пользе государства мы мыслим устаревшими категориями. У нас слишком много высоких постов для воров. Раздрызганная полудохлая система не делает для людей, без которых существовать не может, даже того малого, что в ее силах сегодня. Сливки свежих сил утекают на сторону. Не до жиру, быть бы живу. 31. Экстраполяция тенденции девяностых – это дальнейший развал. Последовательное и неограниченное развитие демократии – это право населения любого региона на свободное волеизъявление: хотим выйти из Федерации и быть самостоятельными. Да да: «Берите столько суверенитета, сколько сможете». Сценарий несложен. Приморье и Дальний Восток ориентируются на Токио, Пекин, Юго Восточную Азию. Морепродукты и лес: экспорт. Дешевая сборка японской электроники. Размещение производств вредных циклов. Льготные налоговые зоны и кабальные займы. Китайские гастарбайтеры на низкие зарплаты – с последующим укоренением. Малочисленная Якутия хорошо выживает на золоте и алмазах. Красноярский край: алюминий, никель, медь, лес, гидроресурсы, вузы  да лучше Канады. Татария и Башкирия с их нефтью ориентируются на светский ислам, заключают союз с Турцией и Азербайджаном. Помашите платочком Северному Кавказу, пока его видно. И тогда Карелия, а за ней Кольский подумают, что ведь неплохо было бы организовать федерацию с Финляндией. Если кто то думает, что во всем этом есть хоть что то нереальное  пусть припомнит, какой дикой антиутопией выглядит из стабильного восьмидесятого года веселый (все веселые?) ну, пусть девяносто пятый. Пятнадцать лет – и сколько наворочено и разворочено! Пусть гордый бритт образца девятьсот тринадцатого года, владетель пятой части всей земной суши, посмотрит в семьдесят третий: величие? колонии? империя? сверхдержава? а откуда это тысячи мечетей в Англии? а Гайд парк почему одними мусульманами занят? Человек склонен к иллюзии, что все скверное случится не с ним и не с его страной. Михаил Горбачев в девяносто втором году тоже, надо думать, сильно удивлялся. 32. Поскольку армейские вооружения стареют каждый день, а на новые нет средств; поскольку на штатную профилактику техники и боевые учения нет средств; поскольку на стимулирование к службе личного состава нет средств; – постольку ослабление российских вооруженных сил продолжается каждый день. Учитывая развитие Китая, рост военного бюджета США и работу в разных странах над созданием ядерного оружия и средств его доставки  относительное ослабление российской армии также продолжается. С учетом этого, а также всего, чему мы были свидетелями в последние десять лет, никак не приходится рассчитывать, что армия сможет предотвратить дальнейший развал, если уж он пойдет. Напротив: командующие округами и их штабы, командиры крупных соединений – повысятся в должностях и чинах, резко повысят свой материальный уровень. То, что атомоходы, радиолокаторы и стратегические ракеты скоро станут не нужны – это горе среднего офицерского состава, а начальство купят; дело нехитрое. Кто из военных протестовал в 91 м декабре? Партсекретарям подчинялись. И теперь кто надо с ними договорится. 33. Демократический сценарий развития – становление цивилизованного государства при соблюдении всех законов и сохранении всех свобод  прекрасен всем, кроме своей невозможности . Его сторонники допускают один маленький политологический недосмотр. Недоучет ступеней на лестнице смены форм политического устройства. Демократия не сменяет более жесткую и авторитарную форму правления сразу и непосредственно. Взять европейские демократии. Англия, Франция, Германия, Италия. Жесткая власть – развал системы – анархия с обнищанием и кровью  диктатура – реставрация прежней жесткой власти в ослабленной, гуманизированной, ограниченной форме – смена ее демократией. Карл I – смута – Кромвель – Карл II – постепенный переход реальной власти к парламенту. Луи XVI – «народовластие» – кровь – коррупция – Наполеон  реставрация – буржуазная республика. Бисмарк – кайзер – Веймарская республика с ее анархией Гитлер  демократия. Как там было у древних греков с их методичностью? Аристократия  охлократия – тирания – демократия. И никогда не навечно. США? Это опыт постройки с чистого листа. Перенос колонистов на дальнюю изолированную площадку в эпоху рождения демократий. Параллельно – побочная эволюция устоявшейся Британской монархии. Им не надо было ломать и перестраивать прежнее устройство – его не было. Не было инерции, не было сопротивления, не было обломков и рудиментов – было ' только освобождение от внешней зависимости от метрополии. Последовательность форм – это не догма. Это психология, политология и систематика. Ломать и строить – не одно и то же. Э? Мастерком и раствором стену не снесешь, а тараном не построишь. Демократия этапа сноса старой системы складывается как деструктивная. Она мечтает о светлом завтра и рисует его, но главное сегодня – сломать старую систему. Оппозиционность – душа этой демократии, критика  призвание, свобода – идеал. Ей по пути сейчас со всеми недовольными, а недовольных – море. Система рушится – и демократия оказывается охлократией естественным образом. Горячие говоруны говорят, хищники грабят и рвут, идеалисты руководствуются идеалами, а закон рассыпается и перестает действовать. Те, кто вчера плечо к плечу рушил ненавистную крепость, оказываются врагами. Потому что один хотел грабить, второй – умыкнуть баронскую дочь, третий – зарезать барона, четвертый – раздать баронское добро всем поровну, пятый – идти всем крушить следующую крепость, шестой – построить из крепостного камня прекрасный дворец для всех, седьмой – сжечь все и разойтись по домам, чтоб не знать больше баронов, седьмой – подбить баронскую дружину свергнуть короля или уйти в разбойнички. Спорят, режутся, заключают союзы и изобретают гильотину. Вот и весь 1917 й год. Почему эта деструктивная в своем изначальном мотиве демократия не может пока ничего построить? Ну, очень просто: потому что она выпустила на волю силы, с которыми никак демократическими своими (слабыми сегодня) силенками не может справиться. Потому что на разрушение крепости сбежались все люмпены и бандиты, а в подвалах крепости сидели не только борцы за свободу, но и лихие душегубы. Храбрых и убежденных демократов убивают, а менее храбрых и убежденных покупают или запугивают. Деструктивное начало берет верх в этом обществе, и честные вчера люди вливаются в ряды воров, бандитов, мошенников и проституток. А сажать их нельзя, потому что закон не умеет: он еще хил и несовершенен, его берут на взятку и испуг. И пользуясь демократией, крыса выжирает сыр изнутри. И хрен ты с ней демократически сладишь. Демократия, сложившаяся в период слома отжившей недемократической системы – это ее гибель, ее могильщик, похоронная процессия, команда киллеров. Жук древоточец. Гибрид сокола и стервятника. Оперсонифицированная реакция на все зверства и зажимы старой системы. Деструктивная структура… По своей сути она стремится отрицать любые зажимы любых свобод. А «плохой человек» в таких условиях всегда преуспеет больше и добьется большего, чем «хороший». Для него сдерживающих факторов не остается, а имеющиеся легко обойти. Слом системы – это возобладание деструктивного начала. Но после слома это персонифицированное деструктивное начало оказывается несостоятельным. Нечего делать снайперу после войны! Только в киллеры… На сломе системы в ряды демократии встали все жулики, мошенники, жаждущие быстрого и обильного обогащения дельцы, неразборчивые в средствах властолюбцы. Интересы совпали. Демократия не может справиться с охлократией, потому что сама ее породила и в нее превратилась. И оказалась клептократией. Воруем! А что делать, жизнь. Не ругайте могильщика – он сделал свое дело; но не надейтесь, что он столь же успешно примет роды. А охлократия готовит место для тирании. Ее можно называть диктатурой, или тоталитаризмом, или авторитарным режимом, или как нибудь еще. Что это значит? Что наступает такой этап развала системы, когда развалилось уже «больше, чем надо». С разгона. По инерции. И центростремительные силы проявляют уже свое преобладание над центробежными. Начинается новое структурирование системы. Стягивание пут. Натягивание вожжей. 34. В основе авторитарного сценария развития событий лежит принцип жесткой централизации власти. Схема конструкции проста и известна. Усиление силовых ведомств. Контроль над капиталом. Национализация самых прибыльных и мощных отраслей экономики – в явной или скрытой форме. Подчинение и использование в своих целях средств массовой информации. Попытка создания единой идеологии. Переход к фактически однопартийной системе, посильное ограничение, ослабление, поглощение прочих партий, часть которых может быть оставлена «для вывески» и фактически под контролем. Культивирование патриотизма и великодержавных настроений. Стремление к созданию культа вождя. Популистские акты. Распространена попытка «маленькой победоносной войны»: это отвлекает от прочих проблем, объединяет, увеличивает патриотизм, дает основание для ограничения вольностей. Сегодня, в 2002 м году, мы наблюдаем наступление этого этапа. 35. По логике вещей, через 7 15 25 лет начнется этап «мягкого перехода» к демократии. При готовых демократических институтах. При упорядоченной и поднявшейся экономике. При сильном и действующем законе. И без передачи власти, даже на время, деструктивному течению. Отпускание гаек сверху. Чтобы сложившаяся система демократии изначально не была вызвана к жизни необходимостью демонтажа старого и не имела в основе деструктивного импульса, но исключительно конструктивный. Прицел на создание, а не на ломку. На сохранение всего полезного, что уже есть, а не на разгребание площадки бульдозером и водометом. 36. Почему представляется ошибочной попытка копировать европейскую модель? Потому что не надо копить и занимать деньги на билет на «Титаник», если айсберг уже плывет навстречу. Во первых, все равно, не получится. Тысячу лет не походила Россия на Европу – какие основания полагать, что в ближайшие десять вдруг станет походить? Во вторых, весь уклад жизни в стране определяется совокупностью факторов: территория, ландшафт, климат, плотность населения, традиции, религия, ментальность, этнический состав, сырьевые ресурсы. На уровне неизменных данных Россия отличается от Европы: огромная, географически разнообразная, сравнительно холодная, неравномерно и в основном редко заселенная, православная (традиция Византии, а не германизированного Рима), разнонародная с наличием весомого процента мусульман азиатов, привычная к векам тирании и уклонению от исполнения законов своего правительства, богатая любым сырьем, возможность торговли которым спасает от категорической необходимости поднять научно промышленную базу или сдохнуть. Ну отличаемся мы от Европы! В третьих, этап созидательной, конструктивной демократии – в России просто еще исторически не наступил, базы для него еще нет, исходных данных нет. Действенных демократических институтов не создано. Воровать выгоднее, чем работать. Трудолюбие как массовая мораль отсутствует. Народ с одобрением ждет палкой по горбу – а для порядку. Периода селекции – когда в течение пары поколений выживают самые работящие и умелые, а прочие идут по миру и вымирают – Россия не проходила уже давно, напротив – мы имеем обратную селекцию, когда вымаривали работников, а плодили бездельников или воров. Развал в демократию не превращается, в демократию жесткий порядок, разумный и требовательный, превращается. Вот сейчас – его этап. В четвертых. Сегодня мы воочию наблюдаем пресловутый закат Европы. Депопуляция, физическая деградация, растущее иждивенчество, замена этноса переселением народов с Юга и Востока, отсутствие созидательных задач, духовный кризис, деидеологизация, разрушение морали, вседозволенность. (Подробнее о гибели евро атлантической цивилизации – см. отдельную главу.) Сегодняшнее процветание Европы – это отсроченное самоубийство, пир обреченных: через пятьдесят лет грянет катастрофа. Вплотную приблизившись к катастрофе, Европа засуетится и начнет искать спасения отчаянно, как эпилептик на карнизе. Так для чего России сейчас добровольно совать себя в европейскую колею, близясь к аналогичной катастрофе? А может, выход, свой вариант, надо искать сейчас, заблаговременно? Европейская модель сегодня – это как морально устаревший корабль: сегодня он, может, лучший в мире – но пока ты кончишь проектировать себе такой же, заложишь его на стапеле, построишь, спустишь на воду, достроишь и вооружишь – тот уже проржавеет, устареет и явит свою негодность для работы в новых наступивших условиях. И тот его владелец или разорится и пустит пулю в лоб, или начнет к тому времени строить уже другой корабль, более подходящий, новый, современный для наступающего дня. Ставя задачу на копирование – ты заранее ставишь себя в отстающие навсегда. Прицеливаться надо на завтра, а не на вчера. 37. О союзниках и партнерах. Давно известно: союз с партнером сильнее тебя чреват тем, что партнер тебя подчинит. Разве что ты заранее рассчитал, когда кинуть партнера и по выполнении общей необходимой задачи разбежаться. (Так мыслил и товарищ Сталин в сорок первой.) А лучше всего: когда партнер слабее тебя, но вы вместе сильнее общего противника. Он в партнерстве заинтересован кровно, а ты гнешь свою линию. Союз с Западом неизбежно подчиняет Россию Западу. Он сильнее, богаче, привлекательнее. Он заинтересован в России как в партнере неконкурентоспособном, рынке сырья, дешевой рабсилы и сбыта своих излишков и второсортностей. А также – как в буфере против восточных государств ислама: перекладка, санитарный кордон, сдерживающая сила. Но. Блокироваться сегодня с Ираном Ираком Сирией Ливией – это кормить своего завтрашнего могильщика. Исламизация мира, которая им сладко снится и зло чешется, прежде всего ударит по нам же: мы ближе, мы соседи, у нас есть свои мусульмане, неплохо бы для начала прибрать под себя вчерашние наши среднеазиатские республики и, обзаведясь бомбой, подиктовать волю с границ. Мусульман в Европе все больше, через сто лет они могут грозить России не только с юга, но и с запада, вот тогда попляшешь, да не оказалось бы то пляской в петле. Блокироваться с Китаем – через тридцать лет он нас подомнет и постепенно оттягает полстраны. Северная Корея и Куба – реликтовые режимы, значимы только в качестве военных баз и плацдармов влияния. Нет экспансии – низачем они не нужны. Курочка, конечно, клюет по зернышку, но теми зернышками сыт не будешь. Индия и Вьетнам в Азии и бывшая Югославия в Европе – вот, похоже, что осталось России на сегодняшнем глобусе. Это людские ресурсы, это рынки, это плацдармы и возможные базы. Проблем больше, чем ответов, но с упомянутыми в блоке весит и может Россия больше. 38. Давно определилось: противостояние христианства и ислама проходит через Чечню, Израиль и Балканы. Поддержание в любой форме исламских радикалистов в этих регионах – акт тупого самоубийства. Выиграешь сегодня – заем, или сумму за оружие, или западный кредит – и проиграешь завтра, когда под угрозой бомбы в рюкзаке террориста тебе будут диктовать условия. Против этих ребят приходится быть заодно с Западом, иное себе дороже встанет. По этой же причине еще долго придется вести убыточную для себя политику со вчерашними среднеазиатскими республиками – остающимися сегодня нашим санитарным кордоном перед радикализмом Среднего Востока. А что делать. Разве что стараться прельстить и повязать долгами. 39. К столетию со дня рождения Владимира Ильича Ленина ходил среди множества и такой анекдот: часы с кукушкой, каждый час распахивается дверца, выскакивает маленький Ленин и, взмахивая руками, вскрикивает: «Что делать! Что делать! Что делать!» «Страдать!» – как авторитетно заявил влюбленному сыну лорд Честерфилд. Можно, конечно, заменить государственный флаг, потому что его трудно отличить от словенского, голландского, египетского и еще нескольких близнецовых бело сине красных триколоров. Не вдохновляет. Слабо индивидуализирован, так сказать. Можно придать более величественные и гордые очертания пузатокургузому византийскому двуглавому орлу, растопыренному по кругу и похожему на бройлера мутанта. Правда, и американский флаг похож на полосатый матрас, но его хоть не перепутаешь. Можно осознать, что счастливых периодов в истории не бывает, и всяк народ озабочен по своему, и там хорошо, где нас нет. Можно почитать Блока: «Работай, работай, работай – ты будешь с уродским горбом за долгой и честной работой, за долгим и честным трудом». Можно процитировать Кестнера: «Оптимизм – наш долг, сказал государственный канцлер». Можно, наконец, сказать себе, что все то, что мы сейчас переживаем, и есть нормальная жизнь. Вот так она устроена. Не арестовывают невинных по ночам? не сажают на Колыму? не наказывают кнутом? уже хорошо. А кто вам сказал, что вы рождены для счастья? как птица для полета? Чехов? Вот к нему и претензии. Трезвость – норма жизни. Можно заниматься спортом. Петь гимн и платить налоги. Можно вспомнить, что «жизнь есть борьба». 40. То, что переживает Россия сегодня, далеко не самое худшее и трудное из всего, что бывало с людьми. Это утешает и даже вдохновляет. Нормальный переход от развала старой системы к становлению новой. С нормальными издержками. Последнее. Что хорошо для улья – хорошо для пчелы. Платон. 1 ... 29 30 31 32 33 34 35 36 37


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная